МГУ им М.В. Ломоносова

Московский государственный университет им М.В. Ломоносова

Контакты

121357, Москва
ул. Кременчугская, 11
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
+7 (499) 340 09 04

Social

Новости Лаборатории СУНЦ МГУ в RSS  Лаборатория на YouTube Мы на twitter Мы вконтакте

Двинское заволочье (Архангельская область)

река Ваймуга, Сийские озёра, Архангельск


Сергей Николаевич Сергеев


Евгений Ильич Могилевский


Алёша Калиниченко


Володя Баскаков


Серёжа Озеров


Стас Табунов


Алексей Антипов


Серёжа Сердюков


Саша Голуб


Андрей Ларионов

Часть 1. Вниз по Ваймуге

День 1. Отправление

Утро отправления в поход традиционно оказалось наполненным последними приготовлениями: собирались какие-то забытые вещи, мама очень настойчиво просила взять свитер, - в общем, ничего необычного. Встретив Стасика, я со всей семьёй (так уж получилось, что всем оказалось со мной по пути) отправился на станцию, и оттуда электричкой на Ярославский вокзал. Не без некоторых затруднений отыскав место встречи и всех остальных, а затем перетаскав наши рюкзаки к месту взвешивания, мы немного успокоились. Я попрощался с мамой и братом, после чего мы взвесили нашу поклажу, потянувшую на добрые полтонны. На этом список активных действий закончился, и мы стали ожидать поезда. Ждать пришлось около часа, причём для меня самой сложной задачей оказалось определить, какой из поездов наш; затем последовал тяжёлый процесс переноски вещей к началу поезда (с 3-им вагоном нам не очень повезло). Ещё минут через 40 нам открыли двери, и мы, наконец, смогли погрузиться и немного успокоиться. Погрузка оказалась тоже непростым занятием, но мы справились. Подошёл мой отец, я в последний раз попрощался, и мы, наконец, отправились в путь.

Поезд до Обозерской идёт 20 часов, и чтобы скоротать это время я, Андрей и Вовчик сели играть в преферанс. С помощью Сергея Николаевича я часа за два более-менее разобрался в игре - и пошло-поехало. Доиграть до вечера мы, правда, не успели, но к моменту окончания игры я довольно сильно проигрывал. Ну что ж - первый блин всегда комом, так что для первой игры - неплохо. На этом наш первый день завершился.

День 2. Высадка и начало сплава

Вставать пришлось рано - Обозерскую мы проезжали в пятом часу утра. Почти час мы приготавливали вещи, умывались и занимались прочими мелочами, затем - ещё с полчаса любовались окрестным пейзажем, поскольку наш поезд сильно опаздывал. Затем мы всё-таки доехали, разгрузились и пошли на разведку.

Река Ваймуга вытекает из находящегося рядом озера Обозера, по которому станция и получила своё название. Электрические пути здесь заканчиваются, потому Обозерская является довольно крупным ж/д узлом, ну а посёлок вокруг него - соотв., в основном, железнодорожников. Мы прошли вначале до ж/д моста через Ваймугу, но идти оказалось далеко, а речка - мелкой. Так что мы решили искать машину и расспрашивать селян. Утро стояло раннее, жителей особо не наблюдалось, разве что рота из ближайшей военной части мимо пробежала, поэтому искать пришлось немало. Наконец, возле центра посёлка (шесть магазинов в ряд и больница напротив) удача нам наконец улыбнулась, и мы нашли армейский грузовик, любезно согласившийся нас подвезти. Мы вернулись за остальными (эх, так и не успел отправить телеграмму домой), загрузились и поехали к Ваймуге. Ехать пришлось довольно долго - по объездной дороге вокруг посёлка до переезда, там постояли на заправке. Военные попались добрые, охотно рассказали, что в речке воды много, а байдарочников кроме нас в этом году ещё не было. В конце концов мы доехали до автомоста через Ваймугу, выгрузились, поблагодарили военных и стали собирать байдарки. Дело это непростое, и пару часов мы на него ухлопали. Затем мы скоро перекусили и начали наше водное путешествие.

Плывётся по реке здорово. Сидишь, гребёшь веслом и зорко посматриваешь на речку - всяких препятствий в ней хватает, а байдарке хватит и одного для аварии. Здорово и интересно. Правда, пейзаж вокруг какой-то подмосковный пока.

Потихоньку начались и первые препятствия. Долгое время Ваймуга оставалась такой мелкой, что приходилось выходить из байдарки и проводить её по мелководью. Затем нам встретился наплавной мост со всё теми же знакомыми военными на грузовике. Снова мило поговорив, мы вынуждены были сделать обнос, то есть разгрузиться, перенести байдарки и снова погрузиться. Прошли и это. Речка вошла в лес, стала спокойнее, уже и глубже, но смотреть теперь приходилось в оба - на дне и по берегам валялась уйма брёвен и коряг. Кроме того, речка со страшной силой петляет. Пройдя ещё несколько километров, мы стали натыкаться на лесные завалы - лежит себе берёза поперёк реки - попробуй, обойди.

Берега здесь непролазные, приходилось изворачиваться и как-то протискивать байдарку. Потом нам встретился уже здоровый завал, обойти который было невозможно и нам пришлось его пропиливать. Поочерёдно сменяясь, мы пилили брёвна по пояс в ледяной воде. В один момент пила застряла при распилке подводного бревна, и стало страшно, что мы здесь так и застрянем (без пилы - тяжело), но всё обошлось, и через пару часов мы уже плыли дальше.

Вечерело. Вокруг нас появились толпы комаров, желавших нас съесть. Плыть становилось всё тяжелее, и мы уже с нетерпением пытались найти подходящую стоянку. Но таковых, несмотря на заверения, которые давали нам военные, всё не было (обещали заброшенную деревню и старый сенокос - ни того, ни другого мы так и не нашли). В конце концов, обойдя особенно тяжёлый завал, мы нашли более или менее пригодное для стоянки место.

Сил к тому времени осталось только наскоро искупнуться, поставить палатки и сварить простой ужин. При этом комары, нет, КОМАРЫ нас доводили просто до ужаса. Но всё когда-нибудь кончается, кончился и этот день. Часа в два ночи мы всё-таки улеглись спать.

День третий. Первая стоянка

Всё ещё стоим в этом комарином месте. Сегодня все долго отсыпались - сказалось вчерашнее, поэтому дальше решили не плыть. (Вообще-то на байдарках не плывут, а ходят - С.Н. Сергеев.) Освоенное нами место - пятачок 10x20 метров в лесу, по которому мы бегаем, спасаясь от комаров. За день сделано немного - подъём, завтрак, ремонт байдарок, маленькая прогулка в лес, преферанс, ужин, сон. Поход начинает казаться довольно тяжёлой штукой. Тяжело стоять на одном месте. От комаров уже чешется всё тело, только реппелент и спасает от них. Тяжело.

День четвёртый. Второй переход и второй лагерь

Наконец-то плывём дальше! Встали мы чуть пораньше, позавтракали и поплыли. Завалов, слава Богу, больше не было, вскоре в Ваймугу справа впал большой приток, речка заметно расширилась и углубилась, и плыть стало намного приятнее.

Постепенно мы вышли из леса и пошли по узкой полоске полей. Местность вокруг тянется красивая, жаль, что фотоаппарат далеко и нельзя сфотографировать. В следующий раз достану ближе. Комаров стало много меньше, слева потянулись сенокосы (как раз самый разгар уборки сена). Здорово. Небо над нами с почти самого начала похода - голубое, без облака, словно заботливо вымытое чьей-то рукой. Плыть пока - одно удовольствие. Жаль только, что до Самодеда - Пермилова (следующей перевалочной точки нашего маршрута) мы так и не дошли - мест, пригодных для стоянки на Ваймуге просто очень мало, рядом с селом не встанешь, да и закупаться продуктами надо было. В общем, встали мы на окраине сенокоса и разбили лагерь. Сходили в лес, осмотрели местность, но кроме шоссе в километре пути ничего не нашли. В лесу пока - ни ягод, ни грибов. Ничего - переживём. Затем мы готовили ужин, затем Серёга и Андрей меня учили ловить рыбу. Речка здесь очень мелкая и, кажется, поэтому ничего кроме пятёрки мальков мы не поймали. Комаров и особенно слепней на стоянке хватает, на них и ловили. К укусам постепенно привыкаю и уже перестаю обращать на них внимание. Ещё - в окрестной траве прыгают здоровенные кузнечики. Одним словом - жить хорошо. Только погода, похоже, меняется…

День пятый. Поход за продуктами

Ночью была гроза. Лило и громыхало здорово, но молнии, к счастью, были где-то в полутора километрах вверх по реке от нас, иначе на открытом месте нам могло бы быть плохо. А так - всё нипочём, и мы проснулись в хмурое, но зато умытое и свежее утро. А какой здесь воздух! Его могу оценить даже я, привыкший к городскому смогу, и с небольшим насморком. Сегодня мы тоже решили дальше не плыть, а снарядить экспедицию в Самодед за продовольствием. В экспедицию вошли я, Андрей, Евгений и Стасик. Идти же пришлось порядочно - вначале километр до шоссе, по которому взад-вперёд шныряли лесовозы (в Самодеде, как оказалось, лесопилка, откуда лес вывозят по ж/д), затем четыре километра уже по шоссе. Стасика, как самого маленького, правда, подвёз водитель первого же лесовоза, ну а мы, остальные, топали весь путь пешком.

Посёлок Самодед, по описанию других туристов - очень живописное место с многими достопримечательностями. Однако по мне - вполне обычный посёлок. Выглядел он, правда, действительно достаточно живописно, вытянувшись вдоль Ваймуги, но дома в нём были вполне обычные, деревенские, деревянная водокачка оказалась заброшенной, деревянный старый мост - сильно покосившимся и частично обвалившимся. Зато местные жители были очень доброжелательны, охотно с нами беседовали и помогали. Нам объяснили, где и что купить, как и где ловится местная рыба, где начинаются пороги и как отсюда отправить телеграмму. Много ещё чего говорили и советовали, но мы пока ограничились только этим. Ещё два часа ушло на закупку провианта и отсылку телеграммы домой. Позвонить тоже можно было, но это оказался настолько медленный процесс, что в конце концов позвонили только Евгений и Андрей. Мы со Стасиком ограничились телеграммами. Под конец мы ещё немного побродили по селу (кстати, местные очень обиделись, когда Дрон-Евгений нечаянно назвал посёлок деревней), утроили небольшое пиршество из мороженного и газировки со свежим хлебом, и пошли обратно к своим. По пути закупились картошкой и идти стало заметно тяжелее. Хорошо, пару километров нас подбросил в кузове местный водитель. В общем, поход вполне удался.

Вернувшись, мы услышали забавную историю, как в наше отсутствие наш лагерь атаковали живущие по соседству чайки-рыбаки. Чаек на Ваймуге, кстати, много - не то что рыбы. Больше сегодня особенно ничего не происходило - ужин и сон.

День шестой. Первые пороги

Сегодня продолжили спуск по реке. Некоторое время плыли вдоль сенокосов, затем - вдоль шоссе, затем вошли в посёлок. Совсем забыл добавить - уже третий день вокруг тянется настоящий сосновый лес, выглядит он очень и очень красиво. А вот посёлок с воды выглядит очень маленьким. Пру раз видели рыбаков на лодках, ещё больше лодок стоит у причалов, но людей мало, похоже, все на сенокосах. Прошли деревянный старый мост - похоже что более чем столетней давности постройка, затем - пару автомобильных. Мосты здесь стоят весьма необычные: бетонные или железные основы и деревянный настил.

Небо вокруг нас снова голубое. Вот прохождение местной лесопилки оказалось довольно тяжёлым занятием - перекаты, брёвна, в одном месте даже плоскодонка на дне лежит, но мы справились. Пройдя остатки чего-то, похоже, раньше бывшего плотиной, мы вышли из Самодеда и поплыли во вторую фазу нашего путешествия.

Перед порогами сделали небольшую остановку - отдохнуть и перекусить. Мимо так и носятся моторки. Местные обещают тяжёлые пороги - скоро увидим, насколько. На удивление мало комаров.

Прошли первые пороги. Выглядят жутковато и красиво, но проходятся легко, сесть на мель оказалось куда проще, чем расшибиться на пороге. Снова жалею, что так и не достал фотокамеры - сегодня сделаю это обязательно. В реку впали ещё пара притоков, идти по ней сейчас - загляденье. Может, появляется какой-то опыт, но уже хватает времени на обозрение окрестного пейзажа. Комаров нет совсем.

К вечеру вышли на стоянку, идти дальше - пороги и деревня. Место, увы, комариное и лесное. Ничего, бывало и хуже. Сегодня купались - стирались - мылись. Достали сковородку, и без того прекраснейший ассортимент вкуснейшей походной пищи теперь дополняют жареные блюда. Всевозможные каши с курагой и изюмом, более-менее приличный супчик, картошка, макароны по-флотски и с рыбою, бутерброды с колбасой и сыром, чай, какао, компоты; дома не всегда так вкусно поешь. А к комарам, как выяснилось, я почти привык, и особого внимания на них уже не обращаю. Вытащил наконец-то фотоаппарат - буду теперь фотографировать. Правда, с байдарками плохо - две серьёзно порвались и мы их чинили до двух ночи. Завтра пойдём дальше.

День седьмой. Шиверы и перекаты

Вышли сегодня поздно - отсыпались после вчерашнего. Лес вокруг плавно продвинулся вплотную к реке, стал смешанным, потянулись невысокие каменистые грядки. Река течёт почти прямо, но стала шире и мельче, много островов и много неприятных перекатов, приходится плыть очень внимательно и осторожно. Непонятно пока, где мы находимся - вчера мы прошли селение Верховье (на карте отмечено как "нежил.", но на практике очень даже себе "жил."), но вот следующей за ней деревни Водопад нигде не видно. Моторки по реке здесь всё ещё ходят, но сенокосы с косарями уже закончились. Кроме того, никак не получается сопоставить отмеченные на карте и реальные пороги. Учитывая рассказы местных, плывём, готовясь, на всякий случай, к худшему.

Впрочем, дошли мы до очередного - и очень симпатичного - места стоянки без особых проблем. Вода шумит, бурлит, но - ничего страшного. Последний большой перекат оказался как раз рядом с лагерем, и мы не упустили случая заснять его прохождение на фото и видео, пройдя его "на бис" три раза.

Место хорошее, открытое, но комаров всё равно много. Хорошо хоть байдарки чинить не нужно.

Снова, похоже, меняется погода. Народ вырезает деревянные ложки. На ужин - картошка с жареной колбасой. Достали комары, даже С.Н. - упорный противник всякой химии в походе, взял мой реппелент. Мне, правда, уже всё равно: кусают меня или нет, но, когда при мытье посуды стоит вытянуть руку и на ней сразу сидят шесть комаров - это жуть. Изобретатели накомарника и противомоскитных сеток - великие люди.

Что-то все мысли пошли однобокие. Пойду лучше спать.

День восьмой. Третья стоянка

Встали мы поздно, долго возились с завтраком: готовили гренки с сыром. Место хорошее, где находимся - не знаем. Одним словом, решили мы устроить сегодня стоянку, а завтра встать пораньше. Завтрак, кстати, и впрямь получился очень вкусным.

С утра чувствовал себя очень плохо: неодолимо тянет домой, но поговорил с С.Н. и успокоился. Посмотрим, что будет дальше, но пока что я , кажется, впервые с начала похода начинаю нормально воспринимать походную жизнь. День скучный. Пишем дневники, младшие ботают кто математику, кто программирование, некоторые снова уселись играть в преферанс. Андрюха нашёл в лесу гриб. Я же пока учу Серёгу основам С, потом буду зашивать оторвавшуюся от чехла байдарки в первый день лямку. Дождя не было, но дует ветер, и бывшее до того лазурно-голубым небо испещрено маленькими облаками. Дождик, похоже, всё-таки будет. А комарам всё нипочём: ни ветер их не сдувает, и две последние морозные (до нуля) ночи их не погубили. Погода всё ещё тёплая, пойду я к Серёге, заждался он меня.

Ну вот и вечер. Мы с Серёгой учили С до ужина, затем Серёга (огромное ему спасибо) помог мне пришить лямку к чехлу от байдарки, и список полезных действий сегодня на этом как-то исчерпался. Оставалось только любоваться красивым закатом. Облака, тянувшиеся утром по небу, исчезли, небо снова сияет первозданной голубизной (жаль только, что ветер стих) и закат смотрится прекрасно. На этой стоянке солнце заходит не очень удачно (на прошлой оно светило на заходе прямо напротив лагеря через деревья - восхитительный пейзаж!), его не видно, но зато можно любоваться нежно-розовыми оттенками неба и красивым вечерним освещением леса.

С.Н., кажется, установил наше местонахождение: похоже, Водопад - даже не деревня - урочище, и мы его проскочили, даже не поняв, что это было. Недалеко от нас постоянно разносится какой-то шум словно от моторок, вероятно, там проходит дорога, пересекающаяся с нашим маршрутом. Если это так, то завтра мы пройдём под мостом через эту дорогу и тем самым завершим примерно половину нашего спуска. Вообще, по описаниям других туристов, мы ещё должны проходить деревню Эльма, но на нашей карте она не обозначена. В общем, есть много разной противоречивой информации, что и как нам предстоит. Так что лучше над этим не задумываться, а завтра пораньше - в путь.

На заметку: Прочитать "Новый ум короля" Р. Пенроуза (книгу, которую взял с собой в поход С.Н.).

PS: Дал почитать мой дневник С.Н. Оказалось, что подвозили нас во второй день всё же не военные, а лесорубы. То-то мне всю дорогу их бензопила мешала…

День девятый. Очень длинный переход

Встать с утра пораньше нам помешал ливень, шедший ночью и утром. Так что подъём произошёл лишь в 12, а не в намеченные 8-30. Впервые за всё время нашего похода не удалось, несмотря на все усилия, развести костёр. Провозившись с ним изрядное время, мы в конце концов приготовили бутерброды. Плохо, что совсем нету питья, выпили каждый по кружке чая, и всё - больше воды нет. А плыть ещё весь день.

Несмотря на все препоны, выйти получилось достаточно рано: около 14-30 (Я силюсь придумать к этой фразе комментарий, но нет слов - С.Н. Сергеев.) Пошли вниз по Ваймуге, благо, река "хорошая": широкая, глубокая и спокойная. Правда, когда через час мы не вышли к расчётной точке пересечения реки и автодороги, стало несколько неспокойно, поскольку непонятно, где мы. Следующие часа два это беспокойство постепенно усиливалось - плывём абсолютно неизвестно где, на берег нигде не вылезти, воды с собой нет. Зато красиво. Плавают утки, летают чайки, какие-то мелкие птички вроде синичек, ласточки, один раз кто-то похожий на сокола пролетел. Лес плавно становится снова еловым.

Ура! Наконец вышли к этому здоровому бетонному мосту! Никогда бы не подумал, что вид типового моста посреди елового леса может вызвать такой прилив оптимизма J. Теперь ясно, где мы находимся.

Прошли деревню Новая Эльма. На карте она не обозначена. Местные прояснили обстановку вниз по течению, и мы поплыли дальше. Кстати, местные сказали, что воду из речки можно пить просто так, без кипячения. Но мы на это так и не решились, равно как и пить воду из соседнего подозрительного ручейка.

Вода в речке стоит удивительная - зеркальная, берега в ней замечательно отражаются. Плыть очень красиво. Идут мелкие и не очень перекаты.

Красивое небо стало предвещать нам грозу, и мы вынуждены были искать любую близлежащую стоянку. Остановившись на высоком обрывистом берегу, с трудом разгрузившись, поставились, - и гроза прошла мимо. Обидно, но что делать? Разожгли костёр, напились чаю, наелись вдоволь - жизнь стала легче. Чинили порванные за день байдарки. Вокруг слетаются тучи комаров. Время 12-14 - на сегодня всё.

День десятый. Авария

Вчерашний вечер окончился звонким пением комаров, невесть откуда поналетевших. Утро оказалось не лучше, и лагерь мы собирали, звонко хлопая себя по открытым частям тела. Отошли от стоянки - небо начало хмуриться, и часа через два, слыша раскатистые громыхания, мы уже искали место, где причалить. Прошли мимо рыбака, объяснившего, что (Старую) Эльму мы уже прошли, и, в конце концов, отыскали подходящий пляжик. Укрывшись под чахлой берёзой, мы как раз успели приготовить и съесть бутерброды и пару стаканчиков чая, когда налетел ливень. Быстро укрыли байдарки, нам ничего не оставалось делать как стоять и ожидать его окончания. Промокли насквозь, потом ещё с полчаса просто стояли: ждали солнц и сушились. После чего, мокрые и холодные, сели в байдарку и поплыли дальше.

Погода стоит мрачная и хмурая, любоваться пейзажами не получается. Зато невесть откуда взялись силы грябать и грябать.

На очередном крутом перекате байдарка Серёги и Вовы не справилась с управлением и проехалась по здоровому камню. Впрочем, и я не очень хорошо выполняю функции вперёдсмотрящего: поскребли по камушкам и мы. Хотя с начала похода мы пока что ни разу сколь-либо серьёзно свою байдарку не травмировали. Вычёрпывая на ходу воду, мы проплыли ещё с километр прежде чем нашли более-менее приличное место для стоянки. Последующая разведка показала, что встали мы на острове. Идти дальше было нельзя, и мы разбили лагерь, где получилось. Впрочем, получилось совсем неплохо. Главное - мало комаров J. Искупались. Джон и Лёшка сплавали на байдарке за дровами, затем мы с Серёгой - вброд за рогатинами.

Ух и покусали же нас на другом берегу комары… Зато вернувшись, приготовили ужин. Поели и согрелись, жизнь стала восприниматься намного прекрасней. Клеили байдарки. Пели песни. Рана байдарке нанесена очень тяжёлая, но поправимая. Накипятили на завтра ведро чаю, может, встанем пораньше и пойдём.

PS: тактика выжженной земли: в костре оказался муравейник.

День одиннадцатый. Четвёртая стоянка

День вчерашний закончился тихо и хорошо, хотя и поздно из-за байдарки. Сегодня решили дальше не идти - отдыхаем последний день перед входом в густонаселённый район. Воды в реке мало - тяжело будет на порогах.

Позавтракали по-холодному, затем Андрей, Серёга, Александр и ещё кто-то, кажется, Стасик, пошли за грибами. Вернулись они нескоро и без грибов: кругом болота. Я дописываю дневник. А ещё - здесь хорошо купаться.

К обеду набежали тучки, плавно переходящие в серо-свинцовые облака и тучи. Что-то вдалеке громыхает, идут порывы ветра, но дождя нет.

Увы, прошло ещё с полчаса и дождь всё-таки хлынул. С переменным успехом мелкий дождик сменялся ливнем и затишьями, гремел гром, сверкали молнии, а мы лежали в палатках и скучали. Читаю Пенроуза. Ближе к вечеру выдался просвет побольше; выбрались, приготовили ужин. Едва успели всё съесть, дождь возобновился. Скучно. Надеюсь, завтра всё изменится.

День двенадцатый. Продолжаем стоять на месте

Утром шёл дождик. Часам к 12-ти выбрались, позавтракали по-холодному, искупались, затем дождик возобновился. Стоим на месте. Очень скучно и тяжело. Тело затекает от постоянного лежания в палатке.

Прочитал GNU Coding Standarts. Ближе к вечеру дождик прекратился, мы повылазили из палаток, приготовили и съели ужин. Затем до часу ночи сидели вокруг костра и пели все песни, которые могли вспомнить. Здорово. Купались в полночь.

День тринадцатый. Попытка уйти

Ура! Дождика утром не было и ничего его вроде сегодня не предвещает. Потихоньку собрались, искупались, приготовили полноценный завтрак. Погрузили две из четырёх байдарок, отошли, и в этот момент выяснилось, что повреждённая в прошлый раз байдарка течёт. Следующие три часа прошли в попытках её реанимировать "на скорую руку", но байдарка упорно сопротивлялась всем попыткам, и часам к пяти было решено оставаться на месте. У меня сгорели плечи, но ещё через час поисков причина течи была таки установлена, а байдарка - заклеена. Теперь вроде воду держит, завтра должны уйти. Заколдованное здесь место - так нас и держит; хотя и очень симпатичное - комаров мало, купаться можно.

По случаю вынужденной стоянки вдоволь накупались в речке. Я, Андрей и Алексей-Поттер сходили в лес за ягодой (полведёрка черники набрали на близлежащем лесном болоте. Дикая-дикая лесная чаща, тучи комаров. От последних, правда, спасает накомарник, плотная одежда и привычка).

Александр со Стасом нажарили оладьев. Ужин получился роскошным: и первое и второе и оладьи с джемом на третье. Все объелись до отвала, настроение - хорошее. Завтра выходим пораньше, попробуем наверстать упущенное сегодня, а то уже Сийские озёра получаются под угрозой.

Часть 2. Сийские озёра - Архангельск

День четырнадцатый. Гонка за временем

Проснулись пораньше, оперативно приготовили холодный завтрак и собрались. Всем уже охота идти дальше: места хоть и хорошие, но успело поднадоесть. С утра уронил фотоаппарат в воду, быстро вытащил, но остаток плёнки и, возможно, ещё часть кадров потеряны. Не беда - куплю ещё по дороге.

Вышли часов в двенадцать. Сразу же пошли отличные места для стоянки, правда, частично занятые проплывавшими вчера мимо нас туристами. Они, правда, заверили нас, что из Осередка нас до Сии подбросят, а до Пермилова и Осередка идти недалеко. Затем пошли множество островов на реке и мелких (и не очень) перекатов. Был даже небольшой порожек. Наверное, это из-за низкого уровня воды, упорно почему-то не желающей задерживаться в Ваймуге. Дважды встретили местных, и после двух часов гребли наконец вышли к Пермилово, довольно живописно раскинувшемуся на обрыве над Ваймугой. Мы встали у верхней оконечности села - там как раз в Ваймугу впадает река Минас - и пошли на разведку. За час с небольшим удалось выяснить, что Пермилово - относительно небольшое, но симпатичное село с магазинчиком и приветливыми местными, согласившимися продать нам молока и помочь с транспортом. Помотавшись с местными мужиками по селу, мы, в конце концов, очутились у дома начальства и у местной конторы, где смогли нанять на два часа ЗИЛ-131 за 900 руб. Заплатив ещё две сотни водителю и наговорившись с местными, мы перетащили наши вещи наверх к подвесному мосту через Ваймугу и стали дожидаться нашего транспорта. Скорость, с которой к нам приближался, подпрыгивая на ухабах, могучий ЗИЛ, особого энтузиазма не внушала. "Прокатитесь с ветерком", - обещали местные жители. С трудом погрузив все наши вещи (байдарки заняли больше 3/4 грузовика и ещё сзади высовывались), кое-как понакидав поверх байдарок наши рюкзаки и разместившись в оставшейся узкой щели у бортика (весьма хлипкого, как нам показалось), мы покатили. Мне досталось почётное последнее место: сидеть последним и упираться как угодно, чтобы не вылететь и не дать вылететь остальным. Зато чуть комфортнее и обзор гораздо лучше. В общем, уцепился я покрепче, упёрся, и ЗИЛок бодро покатился по грунтовой дороге.

Водитель нам попался действительно хороший: ездить так аккуратно с такой скоростью по разбитой грунтовке над обрывистой трассой я бы никогда не смог да и не решился бы. Однако на ухабах трясло немилосердно, пару раз меня подбрасывало в воздух сантиметров на 30-40, но мы все как-то ухитрились устроиться и не выпасть, а мне удавалось даже полюбоваться местностью, плавно и не очень уносящейся вдаль. Вначале ехали по местному лесу - который последние километры до Пермилова оставил, скорее, впечатление лесополосы, видимо, из-за массовых полей-вырубок вокруг.

На этом этапе нас застал мощный ливень страшной силы: в пару моментов хлынул так, что через двадцать метров всё скрывалось за пеленой дождя. К ливню в какой-то момент присоединился град. Мы ехали, плотно прижавшись друг к другу, чтобы хоть как-то сохранить остатки тепла и сухой одежды, и распевая весёлые и не очень песни для поднятия бодрости духа. Получалось это совсем неплохо, но к моменту, когда мы минут через сорок подъезжали к Сийским озёрам, на мне уже промокло всё вплоть до трусов, и я вполголоса ругался матом на особо сильных ухабах. Впрочем, чудесная панорама Сийских озёр, красивого леса на обрывистом склоне, по которому мы ехали, и потихоньку стихающий дождь компенсировали мои мучения. Остальным приходилось хуже - они, в большинстве своём, почти ничего не видели. Наконец, дождь стих (мы его обогнали), мы чуть-чуть просохли и согрелись, и в этот приятный (отчасти) момент мы и прибыли к цели нашего назначения - озеру, на котором стоит Антониево-Сийский монастырь. Мы шустро перетаскали вещи к озеру, поставили палатки, и догнавший нас дождь уже не причинил нам особого вреда.

Хотя за время поездки промокло почти всё, что вообще могло промокнуть. Где-то час я отогревался в палатке, вылазя только для общей фотографии на фоне красивого пейзажа с монастырём. Затем я согрелся, переоделся во всё сухое, мы напилили дров, принесли из лесу грибы, чернику, и потихонечку приготовили симпатичный ужин, так что часам к двенадцати ночи мы наслаждались грибным супом и варёной картошкой. Жизнь наладилась снова, хотя это и был весьма непростой день. Завтра сплаваем к расположенному на противоположенной стороне озера монастырю, а пока - спать.

День пятнадцатый. Пятая стоянка

Все отсыпаются после бурного вчерашнего дня. Позавтракали только в 13 часов, потом собрали экспедицию из двух байдарок к монастырю на разведку. Я, в числе остальных, отдыхаю на берегу. Читаю Пенроуза. Вместе со всеми накупался сегодня в озере от души - есть где и поплавать и понырять и подурачиться вволю. Вода прекрасная, правда, в небе ходят предгрозовые тучи. Впрочем, с последним обошлось.

Вечером ходили в лес - насобирали вдоволь малины и черники.

Если утром мы приготовили отменную манную кашу с черникой, то вечером наслаждались малиновым компотом. Запасы провизии плавно идут к концу, рюкзаки - пустеют.

Вечером ещё купались. Завтра все снимаемся с места - пойдём искать последнюю стоянку. Жизнь прекрасна. Правда, делать чего-либо абсолютно не хочется - охота просто поваляться и ничего не делать.

А места здесь невероятно красивые. Чистые озёра с крутыми окрестными холмами, заросшими еловым лесом, чудесный закат, изящный силуэт монастыря - жаль, фотоаппарат не может передать всё это великолепие.

День шестнадцатый. Прогулка по Сийским озёрам

Утром встали пораньше, быстро перекусили, и часам к 12-ти отчалили в сторону монастыря. Даже жалко покидать столь симпатичную стоянку.

Плывём и наслаждаемся окрестными пейзажами. Байдарки быстро рассекают тёмные воды озера, берега - сплошной лес, кроме монастыря и посёлка. Монастырь вблизи выглядит симпатично, но несколько заброшенно. Закупили провизию (хлеб и сыр), походили по самому монастырю - оказалось, вполне действующему, хотя и, в большей части, в процессе ремонтирования. Вокруг всё дышит тишиной и покоем, в небе ясное солнышко - жизнь прекрасна!

Потом погрузились и пошли дальше. Вдоволь наплавались по главному озеру - искали подходящее место для стоянки. Нашли, где из озера вытекает Сия, повстречали местных рыбаков и, наконец, после некоторых споров остановились в уютном берёзовом лесочке. Поставили палатки, искупались, готовим ужин.

А ужин получился славный. По случаю покупки ящика вафель и их переупаковки в ящик меньшего размера вафли к компоту из кураги выдавались без ограничений. Вместе с симпатичным супчиком и отличными макаронами с тушёнкой и ветчиной - просто класс. Учитывая, что дежурили я с Лёшкой и мы соответственно получили двойную порцию, я отыгрался по полной программе за странные голодные ощущения сегодняшнего дня. Некоторое разнообразие внесли заплывшие монахи: выяснилось, что мы встали в их местной купальне (кто же знал? Сами нас в эту сторону направляли). Мы с ними поговорили и успокоили, а сами получили разрешение здесь пока отдыхать.

Вечер. Посуда вымыта, зубы начищены, рыбаки (Серёга, Андрей, Лёшка) наловили восемь рыбин (маленьких, но всё же), - пора спать. Красивого заката, увы, не видно. Зато вода тёплая и мошки мало.

Антониево-Сийский монастырь


Лето 1520 от Рождества Христова. Здесь, на мысу Большого Михайлова озера преподобный Антоний с шестью своими учениками: Александром, Иоакимом, Исаией, Елисеем, Александром и Ионой водружают деревянный Крест, ставят келью.

Первый храм - деревянный, в месть Живоначальной Троицы.

Но еще до прихода сюда монахов в округе было известно от промысловиков, что место сие непростое: неоднократно слышали здесь в глухих дебрях церковное пение и колокольный звон.

1525 год. Государь и великий князь Василий Иоаннович даровал обители жалованную грамоту и прислал на помин своей души "церковной утвари и риз довольно".

1556 год. Праведная кончина преподобного Антония, основателя монастыря.

1579 год. Причисление к лику святых преподобного Антония за жизнь богоугодную и многие чудотворения. Царевич Иоанн, сын Иоанна Грозного, пишет одну из редакций Жития Антония Сийского.

1589 - 1606 гг. Возведение пятикупольного Троицкого собора. Это одно из первых каменных сооружений столь внушительных размеров в Двинском крае.

1601 - 1606 гг. В обители отбывает ссылку боярин Федор Никитич Романов - отец Михаила Федоровича, основателя царской династии Романовых- Здесь Федор Никитич по воле царя Бориса Годунова принимает монашеский постриг с именем Филарет. Позднее (в 1619 г.) Филарет становится патриархом Московским и всея Руси.

XVII век. Расцвет монастыря: Более 200 монахов, строительство каменных храмов - Благовещенского, Сергиевского, Храма-колокольни Трех Святителей Московских, келейных корпусов. Монастырь имеет свои деревни, земли, семужные промыслы, солеварни по берегу Белого моря, по Северной Двине, на Кольском полуострове. Монастырские подворья располагаются в Москве, Вологде, Архангельске. В обители занимаются переписыванием книг, развивается иконописание, работает небольшая типография, граверная мастерская.

Обитель становится влиятельным духовным и церковно-административным центром, хорошо известным в Москве.

XVIII век. Время упадка монастырской жизни (изъятие земель, сокращение количества монашествующих).

XIX век. Получает развитие просветительская и миссионерская деятельность монастыря: настоятели его выполняют обязанности ректора Архангельской духовной семинарии, а один из них, архимандрит Вениамин (Смирнов), становится просветителем самоедов Архангельских тундр.

1920 год. НА территории монастыря открыта детская колония. Но еще действует небольшая монашеская община.

1923 год. Монастырь закрыт окончательно. Позже здесь базируется колхоз, располагаются поочередно дом отдыха лесозаготовителей, дом детей-инвалидов, дом-интернат для престарелых.

1970-1992гг. Летний пионерский лагерь, дача Архангельского облисполкома. Храмовые здания постепенно разрушаются, приходят в ветхость.

Трагическая история монастыря заканчивается пожаром 1992 года, уничтожившим кровлю над Благовещенской церковью, Трапезной палатой и Ризницей.

Август 1992 года. Монастырь передан Русской Православной Церкви.

Начинается возрождение обители. Настоятелем назначен игумен, ныне архимандрит Трифон (Плотников).

23 августа 1992 года. Обитель впервые в ее истории посетил Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

14 октября 1992 года. Совершена первая Божественная литургия в надвратной церкви преподобного Сергия Радонежского.

Осень 1995 года. Начало работы иконописной мастерской.

1997 год. В г. Архангельске открывается небольшое монастырское подворье.

2000 год. С марта издается газета "Духовный сеятель".

2001 год. Выходит первый номер альманаха "Сийский Хронограф".

2001-2002 г. На средства фонда имени прп. Андрея Рублева восстанавливается храм-колокольня Трех Святителей Московских: Петра, Алексия и Ионы. Освящен епископом Тихоном 23 июня 2002 года.

День семнадцатый. Последняя стоянка

Всё, сегодня - последний день на озёрах. Отдыхаем вволю - отоспались, накупались, наелись вдоволь. Рыбаки (Серёга, Андрей и, понемногу, остальные) за сегодняшний день и вчерашний вечер наловили достаточно рыбы (довольно мелкой, но - тем проще готовить); остальные во главе с Алексеем-Поттером (в том числе и я с С.Н.) насобирали две трети ведра черники. Вечером рыбку пожарили, из черники сварили варенье - получился роскошный ужин. Превосходная солёная жареная рыбка прекрасно дополнялась пресным рисом и хлебушком, великолепная жареная картошка внесла приятное разнообразие, неограниченное количество вафель и какао, а затем - печенье с восхитительным свежеприготовленным вареньем из черники и чаем. Ещё разок искупались. Отдых восхитительный, особенно с учётом завтрашнего тяжёлого дня. Правда, приплыли те же монахи, но мы их клятвенно заверили, что завтра с утра уходим, и их это успокоило. Легли спать поздно. Откуда-то снова много комаров, что в темноте несколько раздражает. Но всё равно уходить не хочется. И черники здесь - море.

День восемнадцатый. Марш-бросок "Сия-Архангельск"

Встали рано. Завтрак приготовили из вчерашнего чая с печеньем и вареньем (не оторвёшься!), а для большей убедительности добавили бутерброды с ветчиной. Собрались и погрузились довольно быстро, полянку за собой прибрали, мусор сожгли - монашеская купальня всё-таки (Вообще-то мы всегда за собой всё убирали, странно, что Серёжа это только сейчас подметил - С.Н. Сергеев.) Вышли часов в десять - рекорд для нашего похода. Быстро дошли до монастыря (он оказался совсем рядом), чуть дольше искали место для высадки. Нашли и его, после чего начался долгий и муторный процесс упаковки вещей и байдарок в рюкзаки. Хотя съели мы порядочно и рюкзаки несколько полегчали, но по объёму получилось примерно сколько и было. Без помощи автотранспорта, похоже, не выбраться. Вова, Серёга и Лёшка отделяются от общей группы (не будут оставаться в Архангельске, а сразу в Москву поедут).

Стоим в уютном местечке ввиду монастыря. Симпатичная продуваемая стоянка на полянке, только озеро очень мутное и илистое в этом месте. Лёшка и Джон пошли искать транспорт. Мы перекусили ещё раз, сидим, разговариваем.

Вернулись наши разведчики - с большим трудом удалось заказать ПАЗик из Архангельска. Приедет он не раньше чем через пять часов, времени даже слишком много. Пошли с Поттером-Алексеем, Андреем и Александром погулять в посёлок. Оказалось - симпатичный, явно дачный посёлок, живой: дома свежекрашены и новы, много людей. Выглядит неплохо, но зимой здесь явно никто не живёт. Дошли до Сии, нашли живописное местечко - плотину недалеко от посёлка. На обратном пути перехватили автолавку - закупились водой, с которой у нас возникли серьёзные проблемы (местные её пьют прямо из озера, но нам как-то боязно). Вернувшись в лагерь, получили указание закупиться водой дополнительно - пришлось бегом догонять автолавку (которая, по сути, - небольшой хэтчбэк, на заднем багажнике которой лежат продукты). Едва успели - они уже собирались уезжать. Пошли на плотину, погуляли ещё, вернулись. Скучно - до автобуса ещё минимум час. Андрей с Вовой и Стасиком играют в "или-или", остальные их слушают.

Автобус задерживается уже на час - начинаем волноваться. Лёшка с Джоном караулят его у монастыря. Время близится к восьми вечера.

Ура! Приехал наш ПАЗик! Он не заблудился и не сломался, как мы уже склонны были полагать, а просто ехал далеко. Погрузившись, расселись поудобнее и поехали. От монастыря идёт узкая асфальтированная "одноколейка" - две машины едва разъедутся по лесу. Весьма сильное впечатление - узкая дорога в абсолютно безлюдном глухом лесу. Ощущается, что людей здесь вокруг посёлка не было и не будет. Зато выглядит красиво, в особенности лесные озёра, которые мы проезжаем. Бесконечный лес, лес, лес…

Через девять километров выехали на М8. "Одноколейка" сменилась узким раздолбанным шоссе - неплохая здесь федеральная трасса J. Ездят по ней одни дальнобойщики и лесовозки, но много - город явно живёт. По сторонам дороги - всё тот же полубесконечный лес. Ели, берёзы, сосны. Возле редких сёл и чуть более частых мостов через реки иногда мелькают поля. Снова - очень красивые озёра. Непривычные слуху названия. Весьма любопытный водитель (правда, я мало что мог разобрать в том, что он говорил за шумом двигателя и из-за специфической манеры говорить). После двадцати километров пути смотреть вперёд надоело и я стал рассматривать лица нашей команды - ничуть не менее увлекательное занятие. По каждому лицу можно немножко сказать и о его обладателе, люди подобрались интересные - и смотреть на лица тоже стало интересным занятием.

Скоро ли, поздно ли, но после трёх часов езды (до Архангельска около 140 км) пейзаж вокруг сменился на более индустриально-населённый: замелькали поля, дома и бесконечные линии ЛЭП с обеих сторон трассы. Проехали красивый знак "Архангельск" в виде небольшого судёнышка на постаменте. Затем - длинный-длинный мост через широкую-преширокую красавицу Северную Двину. Потянулся город - вполне симпатичный, хотя сказать пока что-то определённо тяжело.

Доехали до гостиницы "Беломорская", разгрузились, поселились. Номера очень симпатичные, двухместные. Определённо мне здесь нравится! Только вот кушать очень хочется и спать: всё же время - заполночь. Так что сейчас - ужинаем консервами, а на завтра - обширная культурная программа.

На заметку: написать BMP->ASCII конвертер на нечёткой логике (картинки в псевдографику).

PS: А вообще-то жалко "туристической" части нашего похода. Впрочем, впереди Архангельск, и сегодня мы ночуем в уютных номерах, а не в палатках. Завтра будет интересное.

День девятнадцатый. Знакомство с Архангельском

Стоит исключительно жаркая (особенно со слов местных жителей) погода. Встали рано, в восемь утра, позавтракали в гостинице (очень и очень приличный завтрак - определённо, гостиница прекрасная) и пошли на расположенный поблизости железнодорожный вокзал - покупать билеты. Выяснилось, что интересующий нас вечерний поезд ходит ежедневно в 1950, но билетов на 3-е уже нет - придётся уехать 4-го. Лишний день погуляем по городу, может, на Белое море съездим. Когда сдавали вещи в камеру хранения, бросилась в глаза табличка пользования камерой. Примечательна она была прежде всего тем, что там безукоризненно аккуратно были выведены слова с такими, например, персами, как "с лево направо". Смотреть очень забавно, поедем обратно - перепишу.

В общем, наша группа, пока не разделяясь, вернулась в гостиницу. Я с Андреем немного погулял по городу. В окрестностях гостиницы Архангельск выглядит довольно обыденно - вполне типовые дома, обычная застройка. Правда, люди всё же отличаются от московских, да и влияние Севера ощущается. Центральные проспекты очень симпатичны: красивая и непохожая на московскую архитектура.

Вернувшись, пообедали в гостинице (к хорошему завтраку - хороший обед), и за нами приехал экскурсионный автобус - сегодня у нас обзорная по Архангельску. Как быстро выяснилось, мы находимся в "новой" части города, построенной на месте болот менее 40 лет назад; старая часть города сильно вытянута вдоль Двины узкой полоской вдоль набережной (метров через 30 от реки начинаются болота) и в годы Великой Отечественной была очень сильно разрушена (второе место после Сталинграда по интенсивности бомбёжек) и, соответственно, перестроена. Так что от "оригинального" древнего Архангельска почти ничего не осталось, кроме очень необычной церкви Николая Угодника, словно перестроенной из обычного здания, и бывшего постоялого двора XVII века (точнее, его части, выходящей на набережную). И то и другое - не очень интересные сооружения. Говорят, раньше был ещё прекрасный (один из красивейших) собор, но при застройке Архангельска в 30-е он был снесён, а на его месте выстроен современный (довольно неплохой) драмтеатр. Поэтому главной достопримечательностью города нужно считать, видимо, его памятники: Петру I (маленький такой, но интересный и изображённый на 500-рублёвой купюре J), Ломоносову (XVIII век), жертвам интервенции (стела 20-30-х годов и захваченный английский танк, один из самых первых танков в мире, - в городе в годы гражданской войны были оккупанты Антанты, выбитые потом Красной Армией), юнгам (из 4-5 тысяч выпускников школы юнг после войны осталось только 2-3 тысячи), в честь Победы, яхта одного из знаменитых северных мореплавателей. Правда, с экскурсоводом нам в общем-то не повезло: им оказалась молоденькая девушка, явно ведущая экскурсии совсем недавно и мало что могущая рассказать о городе. Зато потом мы отправились в музей ИЗО (все называют его именно так, а не полностью - Изобразительных искусств), где встретили совершенно замечательного экскурсовода, великолепно разбирающегося в своём музее, которая с огромным энтузиазмом и очень интересно рассказывала нам про свою экспозицию, особенно, про северную икону. Мы её, похоже, тоже не разочаровали, на прощание она подарила нам фотокарточку и подписала её.

Главное - музей действительно оказался ну очень интересным. Правда, мы довольно сильно, в итоге, в нём задержались и в морской музей сегодня уже не успели. Погуляли по набережной, полюбовались Северной Двиной, прошлись по городу до гостиницы. Оказалось, что Архангельск весьма любопытно застроен - современные дома на центральных улицах мирно соседствуют с одно- и двухэтажными деревянными домишками и деревянными тротуарами на остальных. В этом большом по размеру городе живут всего около четырёхсот тысяч жителей и, похоже, половина из них - как раз в таких маленьких домиках.

Почему-то в качестве основного городского транспорта бегают ПАЗики. Зато в старой части города ходит совершенно замечательный трамвай "старого" образца - ну где в Москве такое увидишь?

День двадцатый. Холмогоры - Куростров. Родина М.В. Ломоносова (из путеводителя)

28 ноября 1939 года, когда отмечалось 175-летие со дня смерти М.В.Ломоносова, президиум исполнительного комитета Архангельского областного Совета депутатов трудящихся принял решение о возведении на родине Ломоносова памятника Михаилу Васильевичу и открытии филиала областного музея, который принял первых посетителей 15 августа 1941 года. Расположился он в историческом здании, 110 лет сохраняющем историю Курострова. В годы Великой Отечественной войны в здании музея находился воинский клуб. В 1945 году помещение было освобождено, отремонтировано. К 1947 году фонды музея насчитывали 468 экспонатов.

Ценность музея составляет купель из Дмитриевской церкви. По преданию в ней крестили и Ломоносова. Его семья занималась торговлей. Об этом свидетельствуют фотокопии различных документов, представленных в музее. Для более успешного ведения торговых и иных дел, выполняя указ Петра I о начале строительства кораблей по европейским образцам, отец Ломоносова Василий Дорофеевич первым на Курострове построил "новоманерный" корабль "Чайка" (он же "Михаил Архангел"). В музее демонстрируется фотокопия документа, свидетельствующего о постройке этого гукора.

Первыми учителями Ломоносова были местный дьячок С.Сабельников и сосед Шубный (отец великого русского скульптора Ф.Шубина). В экспозиции особое место занимают "врата учености" Ломоносова: "Арифметика" Л.Магницкого, "Грамматика" М.Смотрицкого. Здесь же представлены образцы почерка 14 и 19-летнего Ломоносова. О деятельности Ломоносова в области химии напоминает макет первой в России химической лаборатории, созданной первым академиком России.

В 60-е годы была обновлена экспозиция, издан путеводитель по музею, проведена исследовательская работа по изучению жизни и деятельности знаменитых земляков: Ломоносова, Головина, Шубина. С 1969 года в музее проводятся Ломоносовские чтения, на которых ученые выступают с докладами о достижениях в самых разных областях научных знаний. Сегодня музейные фонды поистине уникальны, они включают в себя более 4500 экспонатов, в числе которых замечательная коллекция художественной резьбы по кости, картины северных мастеров, библиотека, которая насчитывает свыше 2600 книг. Постоянно помогают пополнять фонды администрация области и Ломоносовский фонд. С 1986 по 1999 год выставочный зал музея располагался в старом здании школьного интерната. В июне 2001 года при содействии Ломоносовского фонда, администрации Холмогорского района, ОАО "Архангельскгеолдобыча" был открыт новый выставочный зал, где разместилась сельская картинная галерея, в которой выставлены картины северных художников, скульптура и свыше 400 уникальных экспонатов художественной резьбы по кости.

Более 400 лет живет уникальное искусство холмогорской резьбы по кости, первые архивные сведения о котором относятся еще к XVII веку. Наибольшего расцвета холмогорская резьба по кости достигла в эпоху царствования Петра I. Именно в то время были выполнены те уникальные работы, которые и по сей день служат образцами художественного оформления и технического исполнения для современных косторезов. В XVIII веке начался расцвет косторезного производства. Имя Федота Ивановича Шубина знаменитого русского скульптора, приехавшего в 1759 году в Петербург,-становится известным кругу влиятельных лиц благодаря резьбе по кости и перламутру. Начатый Шубиным определенный этап в развитии косторезного искусства завершил Осип Христофо-рович Дудин, образованнейший человек, редкостный любитель книг. У Дудина не раз покупали резные костяные шахматы для наследника царского престола великого князя Павла Петровича. Для резной кости XIX-XX веков характерна механика сквозной резьбы. В этой технике выполнены чудесные бытовые вещи, представленные в экспозиции музея, в том числе блюдо, поднесенное великому князю Владимиру Александровичу при посещении Холмогор в 1885 году, выполненное Михаилом Михайловичем Бобрецовым. В первой половине прошлого столетия северными мастерами была освоена техника гравюры на кости. Наиболее известными художниками этого периода являются Н.Д.Буторин, В.А.Просвирнин, В.Т.Ватлин. Характерной чертой 90-х годов XX века является рост индивидуального начала в творчестве мастеров. Ведущими косторезами сейчас являются Г.Ф.Осипов, В.Н.Хабаров, работы которых экспонируются во многих музеях России и Зарубежья. В с.Ломоносово на фабрике художественной резьбы по кости сейчас изготовляют и массовые изделия на продажу, и уникальные тематические вещи из моржовой, мамонтовой и простой говяжьей кости-цевки. Промысел не стареет, он молод и поисками новых путей в искусстве, и постоянным притоком молодых творческих сил.


Памятник в с.Ломоносово Холмогорского района
(скульптор И.И.Козловский)


На пароме, переправляющем нас через Северную Двину на Куростров -
родину М.В. Ломоносова


Пруд, выкопанный отцом М.В. Ломоносова, -
единственное, что сохранилось от дома великого учёного

День двадцать первый. Малые Карелы (из путеводителя)

В 25 километрах от Архангельска, на правом берегу Северной Двины, около деревни Малые Корелы вознеслись к небу купола древних рубленых храмов и колоколен, разметали крылья ветряные мельницы, гордо выгнули шеи кони над тесовыми крышами жилых и хозяйственных построек.

140 гектаров занимает Архангельский государственный музей деревянного зодчества и народного искусства - уникальное собрание памятников деревянной архитектуры, живая повесть о быте и ремеслах северян.

В музее планируется создать шесть секторов, каждый из которых должен отразить определенный тип крестьянских поселений, характерных для бассейнов самых крупных рек Архангельской области.

Так, в Каргопольско-Онежском секторе, с которого начинается знакомство с музеем, воспроизведена планировка поселения, когда усадьбы расположены вокруг площади, где стоят Вознесенская церковь 1669 года и колокольня из села Кушерека. Центром любой усадьбы является дом. Суров климат на Севере, и потому под одной крышей объединены жилые и хозяйственные помещения, а избы поставлены на высокий подклет.

Мезенский сектор представляет архитектуру северо-востока области. Селения здесь располагались по высоким обрывистым берегам реки. Чтобы укрепить их, рубили подпорные стенки, на них делали деревянный настил. На эти своеобразные набережные ставили амбары, ледники, а ближе к воде - бани.

Наиболее часто на Мезени встречались дома-шестистенки. Главное украшение дома -крыльцо на витых и резных столбах с ажурной декоративной отделкой, перекликающейся с резьбой наличников и причелин.

Между Мезенским и Пинежским секторами - деревушка из небольших изб, амбарчиков и колодца-журавля. Это - сезонное поселение Хорнемское с верховьев реки Пинеги. Жили в нем летом, в период сенокоса или во время рубки леса.

В Пинежском секторе отражена архитектура бассейна Пинеги, самого крупного притока Двины. Здесь избы поставлены лицом к солнцу, "в порядок". Перед домами или чуть в стороне -амбарный городок на высоких столбиках-стойках, по которым не могли бы забраться грызуны, и бани.

Самый большой и разнообразный в архитектурном отношении - Двинской сектор. Тут представлены памятники с огромной территории Подвинья. На центральной площади -Георгиевская церковь XVII века из села Вершина Верхнетоемского района. В церкви восстановлен остов иконостаса, выполненный в стиле барокко. Вокруг церкви - дома двинских крестьян разного достатка.

Своеобразный и неповторимый облик музею придают ветряные мельницы. Всего их семь. Тут и мельницы-столбовки на "ряже", на "раме", на "стойках", мельницы-шатровки.

С 1975 года в музее действует необычная экспозиция - "Звоны Северные". Во время фольклорных праздников, когда звучат вековые песни и сказы, когда расцвечивается музей яркими красками старинных костюмов, далеко окрест слышны традиционные северные звоны, перекликающиеся с веселым звоном бубенцов под дугой лошадей.

В музее посетители могут принять участие в играх, забавах, с ветерком прокатиться в санях, запряженных рысаками, отведать шанег и блинов с горячим чаем. И все это на фоне уникальных памятников народного зодчества и прекрасной северной природы.


Стакан травяного чая в Гостевой избе Малых Карел

День двадцать второй. Поездка в Северодвинск и купание в Белом море. Отъезд в Москву

Экипажи:

Мы: